В Москве расширили программу поддержки детей с особенностями развития, в том числе и с ДЦП. К ней присоединились еще девять реабилитационных центров города. Столь важную раннюю помощь теперь смогут получить еще как минимум 200 семей. Дефектологи, физиотерапевты, психологи — с детьми будет работать большая команда специалистов. Программу хотят расширять и в дальнейшем.

Ярослава в свои неполные два года почти научилась держать голову самостоятельно. Для особенного ребенка с диагнозом ДЦП — это почти подвиг. А еще это результат командной работы родителей и специалистов по реабилитации. Ирина Михайлова, мать Ярославы, рассказывает: врачи предупреждали, что ребенок не будет ни ходить, ни говорить.

Ирина Михайлова: «В мае она начала пробовать становиться на опору, аппарат опорно-двигательный начал двигаться, она начала ножки тянуть к себе — результат налицо. Это — огромная благодарность специалистам ранней помощи, с которыми мы занимаемся по ОФК».

Екатерина Красавина, специалист по комплексной реабилитации: «Занимались мы, мама дома занималась, папа принимает участие — занимается вся семья. Помимо нас, занимаются психологи, дефектологи. Семье надо сказать больше спасибо за то, что они действительно занимаются с ребенком дома, выполняют наши просьбы, советы».

Такими маленькими детьми с особенностями развития занимается московская служба ранней помощи. Целая команда специалистов — педагогов, дефектологов, психологов — уверенно опровергает самые суровые врачебные диагнозы. Семья Нагорных тоже под присмотром специалистов ранней помощи. Двое долгожданных сыновей у них родились с особенностями. У старшего — Вани — врожденная аномалия развития черепа и сросшиеся пальцы, синдром Апера. Младший — Миша — родился с расщеплением позвоночника. Даже несмотря на это, прогнозы специалистов радужные.

Денис Нагорный, отец Миши и Вани: «С Ваней обещали — говорить будет, а по Мише пока прогнозы довольно-таки радужные. Надеемся, что ухудшений особых не будет. В нашем случае очень хорошо, что эта помощь бесплатная, доступная, что занимаемся два-три раза в неделю. Пытались найти специалистов, искали за свой счет — это очень тяжело для бюджета семьи».

Найти специалистов для детей до трех лет с такими диагнозами даже за деньги — задача непростая. К примеру, семья Нагорных не раз сталкивалась с отказами, когда сообщала о сложном состоянии детей. Педагоги ранней помощи берутся за любые случаи, а главное — работают не только с детьми.

Маргарита Трунова, педагог-психолог: «Так как это комплексное сопровождение семьи, то это в целом работа с семьей. Со всей. То есть с родителями, с ребятами, с няней. Сейчас у нас порядка 40 семей, которые ходят на занятия и к которым мы выезжаем на дом».

Задача максимум, которую решают специалисты, — это подготовка детей к общеобразовательным учреждениям. По статистике, в среднем к этому удается подвести около 80% детей. И такой результат достигнут всего за два года существования программы, в том числе и благодаря ее автору.

Татьяна Бенграф, заместитель директора ЦСПР «Роза Ветров», руководитель Службы ранней помощи Москвы: «Дело в том, что я сама являюсь родителем ребенка-инвалида и на первоначальном этапе столкнулась с очень большими сложностями: и с адаптацией, и не было психологической поддержки, сложно было найти врачей, специалистов и сориентироваться, что делать. Тогда я пришла в департамент труда и соцзащиты населения с предложением развить сервис ранней помощи. Но чтобы это было не просто занятие, а такая полная, всесторонняя поддержка семьи. И мне очень приятно, что мою идею поддержали, и достаточно оперативно мы открылись, обучили людей и организовали этот сервис».

Получить помощь семьи с особенными детьми до трех лет могут, подав свою заявку на сайте Службы ранней помощи. После этого с ними сразу связывается социальный координатор, который будет поддерживать семью на всех этапах — вплоть до оформления разных льгот. Уже сейчас около 400 семей участвуют в этой программе, однако московские власти ее расширяют и надеются увеличить охват до 600.